В поселке Датта Ванинского района без вести пропали четверо молодых людей. Дмитрий Скоробогатов и  Андрей Василевский (им по 29 лет) работали водителями в местной рыболовецкой артели. Двадцатилетняя Валя Михайлова заканчивала в Ванино техникум. До школьного выпускного вечера Дашеньки Воротниковой оставались считанные месяцы.  А 17 марта они были вместе, потому что отмечали день рождения Андрея…

 

Суббота 17-е

 

Полпервого ночи, не выдержав, первой забила тревогу Тамара Ивановна Воротникова - бабушка Даши. Ученица 11-го класса, которой не так давно исполнилось 18 лет, никогда не задерживалась допоздна. Последний раз бабушка с внучкой говорили по телефону примерно в 21.30. Больше звонков не было…

 

Разволновавшись, Тамара Ивановна набрала номер телефона Людмилы Федоровны Михайловой – с ее дочерью Валюшей Даша дружила со школы: «Людмила! Твоя Валентина дома?» Как только выяснилось, что Вали нет, Дашин дедушка Валерий Васильевич тут же завел машину и поехал вдоль берега, поднялся даже до мыса Садинга. В это время Тамара Ивановна обходила одну за другой улицы поселка. О плохом они не думали, а надеялись, что вот-вот увидят где-нибудь машину Димы Скоробогатова (именно на ней уехали Даша с Валей)…

 

Дмитрий Скоробогатов
Дмитрий Скоробогатов
Андрей Василевский
Андрей Василевский
Валя Михайлова
Валя Михайлова


Даша Воротникова
Даша Воротникова

 

С рассветом, в воскресенье 18 марта Тамара Ивановна позвонила сыну в Хабаровск. Он нашел номер МЧС 41-59-50, стали звонить туда. Их заверили, что обо всем уже доложили самому начальнику ДВРЦ  МЧС генерал-майору Соловьеву и в понедельник с утра обязательно будут и техника, и водолазы. Еще и посетовали, мол, дали бы вертолет для поиска, но нет погоды…(действительно, был сильный ветер и шел снег).

 

Чуть позже, уже Людмиле Федоровне Михайловой домой позвонил начальник отдела ГО и ЧС администрации Ванинского района Кузьмин и тоже заверил, что завтра начнутся поисковые работы…Что же было дальше?

 

Обращение родственников

 

«17 марта в п.Датта примерно в 22.30 - 23.00 по местному времени пропали четверо молодых людей (двое парней 29 лет и две девушки 18 и 20 лет.). В 23.00 их телефоны стали недоступны. Родственники сразу же начали искать пропавших. Было предположение, что молодые люди выехали на лед реки Тумнин, так как днем их видели катающимися на машине по льду реки и берегу моря. Вечером поднялся сильный ветер, лед в устье реки Тумнин откололо и унесло в море, а там, где еще утром стояли машины и рыбаки (днем была чудесная погода), вечером уже была вода.

 

Поиски не принесли результатов и в воскресенье 18 марта родители и родственники пропавших обратились в Ванинское отделение ГО и ЧС, узнав телефон через справочную службу. Первый звонок примерно около 14.00 был Кузьмину Михаилу Владимировичу по телефону 7-76-54. Выяснив ситуацию, он заверил, что утром в понедельник 19 марта в поселок приедут сотрудники службы спасения и начнут поиск. Также сообщил, что на два района Ванинский и Советско-Гаванский имеется один вертолет, но он в настоящее время неисправен.

 

Параллельно, где то ближе к 15.00, родственники одной из девушек звонили в Хабаровск по телефону 49-59-50. Там приняли звонок, не отказав в помощи, но сообщили, что по метеоусловиям вертолет из Хабаровска вылететь не сможет, и попутно спросили, почему Кузьмин не выделил вертолет в Ванино.

 

Родственники одного из парней безрезультатно пытались позвонить в МЧС Москвы. Дозвонились по телефону доверия МЧС 499-449-99-99 Москвы, где приняли звонок.

 

В понедельник 19 марта, где-то во втором часу дня по местному времени вместе с Кузьминым в Датту приехали несколько человек, которые в течение 20-30 минут постояли на кромке льда и сказали, что водолазы будут погружаться в том случае, если кто-нибудь (интересно кто?) найдет машину. На вопрос о том, будет ли вертолет, родственникам было предложено заплатить 300 тысяч рублей и вызвать вертолет из Хабаровска. После чего доблестные спасатели сели в машину и отъехали.

 

В отчаянии родственники обратились в одну из организаций села и к местным жителям. Общими усилиями было найдено все необходимое для поиска. На добровольных началах, на собственных плавательных средствах жители села начали поиск и вскоре обнаружили затонувшую машину примерно в 150 метрах от берега. Это было где-то в четвертом часу дня 19 марта, о чем сразу же было сообщено в спасательную службу. На что получили ответ, что рабочий день окончен и водолазы прибудут только завтра.

 

В полной безысходности родственники не покидали берег и люди, неравнодушные к чужому горю, не смогли отказать им в помощи. Общими усилиями (без какого-то либо участия сотрудников МЧС) вечером 19 марта машина была извлечена из воды. Тел ребят в ней не было.

 

На добровольных началах, на собственных плавательных средствах жители села начали поиск и вскоре обнаружили затонувшую машину
На добровольных началах, на собственных плавательных средствах жители села начали поиск и вскоре обнаружили затонувшую машину

 

Здесь, в 150 м от берега здесь водолаз обнаружил на дне машину
Здесь, в 150 м от берега здесь водолаз обнаружил на дне машину

 

В средствах массовой информации было озвучено, что все вышеизложенные работы были проделаны спасателями. А также о том, что спасательные работы будут продолжены. Друзья, родственники, знакомые и просто чужие неравнодушные люди ведут поиск пропавших. И никто из них не видел ни одного сотрудника спасательных служб. И только 21 марта, спустя 4 дня после трагедии, в небе над поселком появился долгожданный вертолет, который в течение 40 минут под пристальным объективом видеокамер совершил облет окрестностей. Почему его не было сразу же, на следующий день после трагедии? Вдруг люди еще были где-то на льдине, их еще можно было увидеть, снять…Но драгоценное время было потеряно.

 

Мы находимся далеко от Москвы, но здесь, также как и везде, живут люди. Становится обидно и страшно за край, в котором мы живем,  где ни живые, ни мертвые никому не нужны. В СМИ очень красочно отражается работа служб спасения (может быть, где то так и есть), а на деле…».

 

Кто пришел на помощь

 

Не спасатели, и не МЧС. Друзья пропавших ребят Алексей Зоненко и Артур Давлетшин привезли из соседнего поселка Монгохто аэробот и буквально за 15 минут нашли утонувший джип. Они же привезли знакомого водолаза (фамилию попросили не называть, чтобы тому не нагорело от начальства), он нырнул, зацепил тросы. Даттинская рыболовецкая артель дала трактор. Машину вытащили…

 

А в это время на берегу собрался почти весь поселок. Приехали добровольцы из Монгохто и Ванино. Все готовы были помогать в поисках, прочесывали берег. Вот только этих сил было явно недостаточно. Требовалась спецтехника и профессиональные спасатели. Лишь с их помощью и авиации можно было тщательно осмотреть льдины и береговую линию. Но…

 

Во вторник 20 марта Людмила Федоровна Михайлова, мама пропавшей Вали, позвонила главе администрации поселка Датта Бурмышевой: «Вера Николаевна, розыскные работы еще будут вестись?» А в ответ услышала прямолинейное: «Знаешь что, Люд, скорей всего – нет!» Что и говорить, сказано честно, но как-то с размаху, в лоб или вернее, поддых убитой горем женщине. А ведь в семье Михайловых  пропали сразу два родных человека – дочь и зять.

 

Запрет на выезд…

 

Сразу после трагедии – 23 марта – срочно закрыли две ледовые переправы близ Датты. Знают ли об этом местные жители и рыбаки, приезжающие отовсюду в надежде на хороший улов? Мне показалось, что нет. В Датте я провела полдня 25 марта. Уезжая из поселка специально прошла к берегу Тумнина. На льду машины. Никаких предупреждающих знаков не заметила, пока не спросила у местных жителей, может они где-то видели? Да, видели. И показали забор, на углу которого надпись «Выезд на лед запрещен». Но увидеть ее могут лишь те, кто знает, что она там есть….

 

Возвращаясь в Ванино не могла не обратить внимание, что на бухте Силантьева до сотни, а может и больше, машин на льду. Воскресенье, хорошо шла навага и народ отрывался на рыбалке. А кромка льда - вот она, почти рядом. И сам лед, от пробуренных лунок, как решето...

 

В Датте я провела полдня 25 марта. Уезжая из поселка специально прошла к берегу Тумнина. На льду машины
В Датте я провела полдня 25 марта. Уезжая из поселка специально прошла к берегу Тумнина. На льду машины

 

Тоже никаких предупреждений? Или всем наплевать на собственную жизнь? Сомневаюсь, что на льду были сплошные самоубийцы.

 

Вот что об этом говорит Елена Сергеевна Василевская, мама пропавшего Андрея: «Все прекрасно знают, что в наших местах постоянно рыбачат сотни людей. Наступила весна. Почему нельзя было заранее поставить знаки, что выезд на лед запрещен. Ведь конец марта и лед может колыхнуть в любой момент – это море. Но никому ничего не надо…»

 

Про нынешнюю зиму разговор вообще особый - уже лет 15 такой не было. Лед на море вдоль берега замерз настолько, что даттинцы по нему ездили и до Дюанки, и до мыса Датта за маяк. Но именно во второй половине дня того трагического 17 марта от берега неожиданно унесло почти весь лед. Море есть море – со своим суровым нравом.

 

Сегодня родственники гадают, что случилось? Почему ребята оказались на льду моря и зачем вообще туда поехали? Ведь Дмитрий Скоробогатов даже сыну Данилке отказывал в удовольствии прокатиться по «ледяному морю», как тот его ни уговаривал. И на дачу всей семьей они ездили только по рекам.

 

Может, заблудились в темноте? Может, застряли, зацепились колесом и начали панически выпрыгивать? Или осознав, что не туда приехали, вышли из машины и …пропали?

 

Задавать самим себе такие вопросы родственников заставляет загадочное обстоятельство. Когда машину  достали из воды, она оказалась без единого повреждения, на ней не было  лишь заднего номерного знака. Все двери, кроме водительской, заблокированы. Ключ из замка зажигания вытащен. Машина стояла на ручном тормозе и на парковке. А в салоне сохранилось все так, как-будто водитель только что на пару минут вышел из автомобиля. «Даже наши с ним солнцезащитные очки лежали на обычном месте...» - говорит Даша жена Дмитрия.  А ведь машина простояла в воде двое суток и одно из стекол в ней было полностью открыто?! Но даже мелкие, легко всплывающие вещи остались на месте, а людей нет?

 

До сих пор никто не может понять, что произошло? Хотя, очень хорошо знающие Диму Скоробогатова друзья, говорят, словно о неизбежном: «Димка прекрасно плавал и скорее всего, когда машина провалилась, всех спасал, вытаскивал – он здоровый. Но ведь здесь такое сильное течение, а вода ледяная…»

 

Из официальных оперативных сводок

 

«О результатах авиационного поиска 21 марта группой Хабаровского спасательного отряда под руководством Дунаева А.В., начальником отдела ГО, ЧС и мобилизационной работы администрации Ванинского района Кузьминым М.В., участковым инспектором полиции Марковым А.С. на вертолете авиакомпании «Восток» с 11.50 до 13.15. Маршрут полета: Май-Гатка – м.Красный партизан – далее по кромке льда береговой черты – б.Датта – м.Намшука – далее вдоль ледяного поля в 30-40 км от береговой черты на траверзе м.Намшука – м.Мучукей-Дуа – далее тройной проход над б.Датта. По результатам поиска тела пропавших людей не обнаружены.

 

По результатам надводного поиска. Проводился 22 марта с 10.00 до 13.00 в бухте Датта и вдоль прилегающей береговой черты материка с привлечением сил и средств ПСО Советско-Гаванского района на катамаране «Пиранья» с воздушным двигателем…

 

В результате поисковых действий тела, предположительно утонувших людей, не обнаружены. Детально осмотрена береговая черта бухты Датта. Температура воды в реке Тумнин и в Татарском проливе составляет 3 – 4 градуса. Тела могут всплыть и прибиться к берегу не раньше мая-июня месяца. Дальнейший поиск с привлечением сил и средств края и Советско-Гаванского района нецелесообразен. Оповещены все судовладельцы через ФГУ «Администрация морского порта Ванино», население района через СМИ о пропаже людей, необходимости своевременного информирования администрации района в случае обнаружения…».

 

А дома Дмитрия Скоробогатова ждет сынишка. Ему сказали, что папину машину уже нашли. И мальчик ждет. И вместе со взрослыми ходит на берег – искать папу.

 

Просто генералы…

 

Стоит отметить, помимо Дальневосточного регионального центра МЧС, в каждой области и в каждом крае Дальнего Востока, есть еще и свое Главное Управление МЧС. Например,  в Хабаровском крае ГУ МЧС возглавляет тоже генерал-майор. И у него (как и каждого руководителя ГУ) в подчинении целый штат сотрудников МЧС. Впрочем, и на уровне районов тоже есть представители МЧС. В Ванинском районе это ГИМС (государственная инспекция маломерных судов) в лице Н.Т. Гудомарова.  Его участие в поисково-спасательной  операции в поселке Датта заключалось в следующем: были опрошены рыбаки и подписано разрешение на выход частных плавсредств (от ред: на собственных лодках жители поселка несколько дней добровольно искали пропавших)

 

Замечу, генералы МЧС и все их подчиненные - представители федеральной структуры. И на содержание этой армии ежегодно уходят миллионы рублей! В то же время, не на что отремонтировать или заменить старенький вертолет (собственность Министерства обороны), который  использовался на спецдежурствах и в экстренных случаях оказывал помощь гражданскому населению побережья Татарского пролива. Иметь же свой личный вертолет – это неслыханная роскошь для любого района, ведь даже на покупку катамарана «Пиранья»  для ПСО требуется около 700 тысяч рублей…

 

В Хабаровске создан свой ПСО – поисково-спасательный отряд (к МЧС не относится). Но и на краевом уровне, в случае чего, тоже приходится заказывать вертолет у частников. Поэтому в Датту 21 марта прилетал вертолет авиакомпании «Восток» и за его работу будет расплачиваться правительство Хабаровского края (по крайней мере, Ванинскому району счет пока никто не выставлял).

 

Не менее сложно и с созданием районного отряда спасателей – лишь для начала на это нужно не менее 7 миллионов рублей (а потом еще и содержать его достойно). Тем не менее, совгаванцы сумели создать у себя ПСО, а ванинцы до сих пор нет?! А ведь ежегодно в Ванинском районе только на воде происходит по несколько трагических случаев. Причем, у населения, несмотря на отчеты чиновников о проделанной работе, каждый раз складывается впечатление, что со своей бедой они, как всегда, остаются один на один.

 

Опять ...всем миром

 

Поразительно, но ничего не меняет даже массовая гибель людей. Достаточно вспомнить страшный октябрь 2005 года в той же Датте, когда в бухте одновременно затонули бот и лодка, погибли 12 человек.

 

Как известно, при спасении и поиске на море дорога каждая минута. Но и 6 лет назад все происходило почти также – родственники, друзья и знакомые сами ходили по берегу, искали погибших. Сами нанимали частные лодки, покупали топливо. Тогда через газету я обращалась к читателям с просьбой помочь  собрать средства на покупку топлива, потому что лодки даттинцы давали бесплатно, и ничего не брали  с пострадавших за помощь в поиске, а вот на то, чтобы заправить моторы денег не было. Трупы накрывали пленкой, которая валялась на причале или брали одеяла из стоящих поблизости сторожек. Спасатели не имели даже спецмешков.

 

Тогда трагедия тоже случилась в выходной. В итоге, в поселке не смогли найти медика, и один из троих спасенных рыбаками людей умер. Человек всю ночь продержался на воде, а на берегу ему вовремя не смогли оказать помощь?!

 

Так какими словами можно дать объяснение всему происходящему?

 

Спустя время администрация Ванинского района, привлекла для поиска военных, моряков и сотрудников различных предприятий (как вы понимаете, это были отнюдь не специалисты), а в одно из местных ЗАО написали гарантийное письмо под договор на 200 литров бензина и две тонны солярки. То есть, как смогли, из ситуации выкарабкались.

 

Тогда начальником отдела ГО и ЧС администрации Ванинского района был В.М.Екимов. И вот что он говорил, в каких условиях приходится работать: «У отдела нет ни средств, ни техники…» За прошедшие годы уже сменился не один начальник этого отдела, но все здесь по-прежнему. Хотя не совсем так. Как говорит нынешний руководитель М.В.Кузьмин: «Стало еще хуже. Теперь мы не можем обратиться за помощью даже к безотказным военным – старый вертолет у них сломался, нового – нет».

 

Не так было бы обидно населению, если бы жили в нищем районе. Но Ванинскому то району просто грех жаловаться – какие «монстры» на его территории заколачивают деньгу, переваливая через порт  алюминий, уголь, лес, бункеруя топливо… Думается, что денежки в районной казне при таких налогоплательщиках и спонсорах водятся. Вот только, как порой ими распоряжаются?

 

Например, прежний глава района Богдан Михайлович Мусянович отвалил 7 миллионов рубликов за два бэушных не работающих дизеля для котельных (сколько запросов отправлено в прокуратуру, ОБЭП и прочие инстанции, да только воз и ныне там). А сумма то солидная – как раз бы хватило на создание спасательного отряда!

 

И нынешний глава Николай Сергеевич Ожаровский тоже не лыком шит - то новогоднюю елку за миллион покупает, то не отказывается потратить три с половиной миллиона на автомобиль для перевозки самого себя…

 

Не хочу сказать только плохое – есть у этих руководителей, наверное, и положительные моменты  в управлении районным хозяйством. Вот только эти плюсы становятся совсем незаметными на черном фоне таких, мягко говоря, «странных» приобретений, от которых жителям района пользы, как от козлов молока. И в случае беды, люди, как всегда, не надеясь на власть имущих, приходят на выручку друг другу всем миром…

 

Татьяна Седых.

Фотографии из семейных архивов, Т.Седых и С. Фукс.

«Мое побережье»

28.03.2012 г.

.