автор - Р. Лившиц
автор - Р. Лившиц

Так, свершилось, В.В. Путин обнаружил, что Россия теряет Дальний Восток. Открыл, что население региона непрерывно уменьшается, что экономика пребывает в состоянии глубочайшей депрессии. Осознал, что «Дальний Восток слабо привязан к общероссийскому экономическому, информационному, транспортному пространству». И поведал городу и миру на заседании Совета безопасности 20 декабря, что в нынешнем плачевном состоянии Дальневосточный регион представляет «угрозу национальной безопасности».

Что тут скажешь: г-н президент прав. Ситуация именно такая: дела в Дальневосточном регионе идут от плохого к худшему. И процесс этот начался отнюдь не вчера. Дальневосточный регион развивался бурными темпами, когда был частью СССР. Именно тогда построили заводы, продукция которых соответствовала мировому уровню или даже превышала его. Именно тогда бурными темпами велось жилищное строительство. Домостроительные комбинаты работали в три смены, с любой точки любого дальневосточного города можно было увидеть лес кранов. Советское государство не жалело денег на то, чтобы компенсировать дальневосточникам тяготы сурового климата и транспортные издержки. Билет на самолет от Хабаровска до Москвы составлял чуть более двух студенческих стипендий. Кроме того, всем без исключения жителям региона предоставлялся раз в три (а потом и в два) года бесплатный проезд в любой конец страны. Если не хватало уже существующих льгот, вводили новые. Задача была ясна: закрепить народ на дальних рубежах, не допустить утраты территорий. И для решения этой задачи находились и политическая воля, и средства, и силы. В итоге никакой опасности отпадения Дальнего Востока от России не существовало, никто за границей и помыслить не смел о том, чтобы заграбастать наши территории. Но все это было, конечно, в «мрачные тоталитарные» времена. Когда и экономика-то была нерыночной, и власть недемократической.

Но вот мрак рассеялся, и теперь каждый житель Россиянии — этого осколка СССР — имеет возможность вкушать плоды рыночно-демократической свободы. Заводы, леса, недра, все наши возобновляемые и невозобновимые ресурсы расхватали «эффективные собственники» гайдаро-чубайсовского разлива. Скоро уж двадцать лет, как они «рачительно хозяйствуют» на дальневосточной земле, и вот он, впечатляющий итог их хозяйствования. Динамично развивавшийся регион превращен в сплошную зону бедствия. В советское время мне приходилось бывать на Амурском целлюлозно-картонном комбинате в Амурске. Никогда не забыть завораживающего зрелища: аккуратные пачки целлюлозы, тщательно упакованные, одна за другой уплывают по конвейеру на склад. Практически вся продукция шла на экспорт. Сейчас там, где некогда стояли цеха мощного завода, — руины. Завод уничтожен реформами, производственные здания разобраны, повсюду мерзость запустения.

Несколько раз мне приходилось выступать с лекциями в здании управления авиационного завода. Оно расположено за пределами основной территории, как раз под глиссадой, по которой самолеты заходят на посадку. Выступать было нелегко, потому что практически каждую минуту на высоте тридцать метров над зданием раздавался рев двигателей истребителей Су-27, идущих на посадку. Завод укреплял военно-воздушную мощь Советского Союза, дабы никто не смел разевать рот на наши территории. Сейчас комсомольчане наслаждаются тишиной. Жизнь на авиагиганте еле-еле теплится, и, несмотря на бодряческие уверения рептильных СМИ, его перспективы крайне туманны. То же на другом гиганте — бывшем Судостроительном заводе имени Ленинского комсомола, ныне переименованном на демократический манер в ОАО «Амурский судостроительный завод». Атомные подводные лодки новой власти оказались без надобности. Завод перебивается случайными заказами, его будущее тоже под большим вопросом.

«Эффективный собственник» вынес смертный приговор домостроительной индустрии дальневосточных городов. И если в больших городах (Владивосток, Благовещенск, Хабаровск) строительство еще ведется, то в городах поменьше оно просто прекратилось. (Впрочем, если приглядеться поближе к строительству в крупных дальневосточных центрах, то и оно сердце вряд ли обрадует. Возводятся все новые и новые хоромы для новорусских, у которых и так есть шикарное жилье. Фактически это не способ решения жилищной проблемы, а метод, посредством которого богатые сохраняют свою неправедно нажитую собственность. А для простого человека жилье остается совершенно недоступным.) Но ведь что такое жилищное строительство? Это не просто один из секторов индустрии. Нет, это важнейший показатель благополучия общества. Если в массовом масштабе строится жилье, это означает, что экономика страны — на подъеме, что благосостояние простых людей растет, что они уверенно смотрят в будущее, что у молодых есть полная возможность свить семейное гнездо и что в их доме будут звенеть детские голоса. Если город — в лесу строительных кранов, то это верный знак того, что его жители никуда не намерены уезжать, что они собираются здесь растить своих детей и внуков. Прекращение массового жилищного строительства в Дальневосточном регионе — достоверный симптом глубочайшего экономического и социального недуга, поразившего общество. Болезнь началась не вчера, а полтора десятилетия тому назад. И вот уже на закате своего правления наш прозорливый президент рассмотрел этот недуг. Увидел и ударил в набат: надо что-то делать!

В такой ситуации можно было бы себя утешить: лучше поздно, чем никогда. Увы, реальная жизнь не дает ни малейших оснований для оптимизма.

ПРЕКРАТИТЬ деградацию региона, повернуть вектор социально-экономических процессов вспять — задача неимоверно сложная, но в принципе решаемая. Советский Союз осваивал свои дальние окраины тогда, когда здесь не существовало еще никакой инфраструктуры, не было разведано ни одного месторождения полезных ископаемых, практически отсутствовали внешние источники поступления финансовых средств. Государство прилагало огромные усилия, чтобы Дальневосточный регион креп и развивался, чтобы далекие окраины страны гармонично вписались в единый народно-хозяйственный комплекс.

Так что положительный опыт есть, им и следует воспользоваться. Как можно поднять с колен депрессивный регион, вдохнуть в него новую жизнь?

Перво-наперво следует загрузить действующие производства, затем восстановить утраченные и построить новые заводы, выпускающие высокотехнологичную продукцию. Возвести новые домостроительные комбинаты, производящие дома по технологиям XXI века. Всем местным жителям продавать квартиры по символической цене. Вернуть все советские льготы и ввести новые. Организовать масштабное переселение жителей центра и запада страны на Дальний Восток, привлекая высоким гарантированным заработком, возможностью покупки сверхдешевого и в то же время качественного жилья. Создать дальневосточным вузам привилегированные условия работы и установить для них особый порядок финансирования. Программа должна быть рассчитана не на 2 года, а на несколько десятилетий, в ней необходимо точно определить сроки реализации поставленных задач и указать ответственных за их выполнение. Вот тогда механизм заработает, вот тогда дело пойдет на лад.

Не надо быть семи пядей во лбу, чтобы понимать: ничего подобного не произойдет.

В СССР государство могло проводить в жизнь политику интенсивного освоения Дальневосточного региона. Но то было Советское государство. Сейчас власть антисоветская, а она, как показывает опыт, к созидательной деятельности не способна в принципе. Не будут загружены действующие производства, ибо их продукция является по преимуществу оборонной. А в демократической России на оборону выделяются сущие крохи. Никто не станет строить в России и современные производства, ведь Дядюшке Сэму конкуренты без надобности. Разумеется, не будет развернуто и массовое жилищное строительство для рядовых дальневосточников, ибо в казне для этого денег никогда не найдется. Не дождемся мы и принятия реалистичной программы переселения жителей центральной и западной России в Дальневосточный регион, поскольку работы на Дальнем Востоке для переселенцев не окажется. А дальневосточные вузы станут загибаться вместе со всей системой образования.

В реальности произойдет вот что.

Слова президента, конечно, не останутся без внимания. Более того, рупоры режима объявят их верхом государственной мудрости. На всех телеканалах поднимется радостный визг: Россия приступает к решению важнейшей геополитической задачи! Пройдет немало совещаний с участием VIP-персон. А сколько при этом будет выпито всяких изысканных напитков и съедено яств, и вообразить трудно! Выделят гранты на проведение научно-практических конференций опять-таки с последующими обильными возлияниями. Будут изданы красочные диаграммы, буклеты и книги, живописующие героические свершения власти на ниве созидания. Нетрудно представить и содержание этих шедевров полиграфии. Лицевая сторона обложки. На фоне полыхающей осенними красками тайги — крупный заголовок:

В. И. Ишаев
В. И. Ишаев

«Дорогой созидания». В правом верхнем углу — мудрое лицо губернатора В.И .Ишаева, утомленного трудами на благо населения Хабаровского края. Губернатор задумчиво глядит на читателя, как бы вопрошая: «А ты готов, как я, всю свою жизнь посвятить воплощению в жизнь великих идей президента и его указаний?!» Задняя сторона обложки — В.И. Ишаев в окружении народа. В середине — Виктор Иванович, разрезающий ленту в честь пуска какого-нибудь предприятия (не важно какого). И еще масса столь же вдохновляющих фотографий.

Не исключаю, что примут еще одну государственную программу развития Дальнего Востока России. Выделят деньги. На проведение конференций, встреч, презентаций и прочее. Какие-то средства дадут и на развитие производства. Через определенное время количество вилл, особняков и яхт у некоторых господ увеличится. Ворюги рангом пониже ограничатся покупкой квартиры в Москве или, на худой конец, приобретением нового японского джипа.

Не нужно быть Нострадамусом, чтобы точно определить срок, в течение которого нынешняя власть будет лихорадочно «идти дорогой созидания». На этот счет есть уже кое-какой опыт. Не в первый раз россиянское государство начинает проявлять повышенную заботу о своем Дальнем Востоке. И всякий раз эта забота загадочным образом совпадает с избирательным циклом. Начинается этот цикл — государство демонстрирует свою крайнюю озабоченность делами на Дальнем Востоке. Завершается цикл — интерес к дальневосточным проблемам пропадает. Так и на этот раз. Когда у нас выборы? Парламентские — в 2007-м, президентские — в 2008 году. Именно после этого и утихнет вся шумиха по поводу «развития Дальнего Востока». В общем, случится то же самое, что произошло с амбициозной задачей удвоения ВВП неизвестно к какому сроку.

Дело заключается в том, что нынешние кремлевские постояльцы вовсе не собираются менять некрасивую реальность. Их задача иная — ИМИТИРОВАТЬ действие, ИЗОБРАЗИТЬ ответственную политику, СОЗДАТЬ ВИДИМОСТЬ решения проблем. Дело в осиянной светом демократии России заменено откровенной ПОКАЗУХОЙ. Такова природа нынешней власти, обусловленная, так сказать, генетически. Современная российская, извините, элита ведет свою родословную от спекулянтов, фарцовщиков, цеховиков советского времени — в общем, от барыг и мазуриков. А что умеет делать мазурик? Только воровать. Заниматься какой-либо полезной для общества деятельностью он не способен органически. И пока эта власть существует, деградация Дальневосточного региона будет продолжаться, народ из него будет уезжать, угроза потери обширного и богатого ресурсами края будет непрерывно нарастать. Вопрос стоит так: либо мы избудем властвующую элиту, либо потеряем российский Дальний Восток (а с ним и Сибирь).

НА ЭТОМ, собственно, можно было бы и поставить точку. Но есть еще один вопрос, на котором имеет смысл специально остановиться. Некоторые идеологи в современной России рассуждают так: да, нынешняя кремлевская команда ни к черту не годится. Ее надо сменить, и как можно быстрей. На смену им должна прийти другая элита — ответственная, проникнутая патриотическим чувством и готовая ревностно отстаивать интересы России на ее ближних и дальних рубежах. При этом прямо говорится или только подразумевается, что сам по себе капитализм — явление исторически прогрессивное, что иного не дано. Тот факт, что капитализм в России получился диким, бандитским, абсолютно паразитическим, толкуется такими идеологами как историческая случайность, как «ошибка» реформаторов. Историческую задачу России они понимают как задачу исправления ошибки. Надо, дескать, только наладить нормальный политический процесс, прекратить махинации с выборами, и тогда к власти придут честные политики, которые смогут дать исторический шанс «ответственному собственнику». И вот он-то и сумеет решить накопившиеся за два десятилетия реформаторского безумия проблемы.

Верно, что в современной России от буржуазной демократии оставлена одна только внешняя оболочка. Публичная политика превращена в фарс, народ фактически выдавлен из политики. Судьбоносные решения (вроде решения о вступлении в ВТО) принимаются неизвестно кем и без всякого совета с обществом. Но даже если каким-то чудом в России будет установлена «нормальная» буржуазная демократия, это не изменит кардинально общего вектора социальных процессов в стране. Адам Смит искренне верил в «невидимую руку рынка», ведущую к всеобщему благу. Как показал исторический опыт, великий английский экономист ошибался. Реальность прямо противоположна постулату Адама Смита: капитализм умножает блага одних за счет бед и несчастий других. Буржуазные общественные отношения закономерно ведут к поляризации общества, в том числе и в региональном аспекте. При капитализме процветание одних достигается только за счет ограбления других. Стран капиталистической метрополии за счет стран периферии, одних регионов страны за счет других.

В Советском Союзе не существовало никаких депрессивных территорий. Но они есть и всегда были во многих развитых капиталистических странах. Как писал видный американский экономист Лестер Туроу, капитализм близорук. Капиталист озабочен только тем, чтобы извлечь прибыль «здесь и теперь». О будущих поколениях капиталист думать не в состоянии, ведь они не участвуют в торге и потому для рынка не существуют. Лишь в условиях социализма возможна реализация масштабных программ, рассчитанных на многие десятилетия, плодами которых воспользуются лишь потомки. Ответственное буржуазное правительство способно, конечно, на какие-то периоды обуздать эгоизм отдельных частных собственников и заставить их трудиться ради общего блага, но это возможно не благодаря, а только вопреки капитализму. Так, американцы сумели сконцентрировать громадные ресурсы и послать своих астронавтов на Луну, но произошло это только под давлением обстоятельств. Если бы не было успехов Советского Союза в освоении космоса, США никогда не нашли бы сил и средств на осуществление такой программы.

Мораль: да, угроза потери Россией дальневосточных территорий реальна. Чтобы ее предотвратить, нужны масштабные меры по развитию российского Дальнего Востока, рассчитанные на десятилетия вперед. Но надеяться на то, что нынешняя кремлевская власть способна эти меры осуществить, просто наивно. Их не в состоянии провести в жизнь и любая другая российская власть, которая побоится или не пожелает покуситься на основы капитализма. Задачи такого масштаба и уровня в условиях капитализма нерешаемы в принципе. Дорогу созидания для дальневосточников в состоянии проложить только социализм.

  

Рудольф Лившиц.