В средствах массовой информации прошло сразу несколько сообщений о том, что Международный дом прессы в Хабаровске продан. Сколько точно было публикаций, не знаю, но я лично об этом узнала из материалов «Федерал-пресс»  «Дом прессы в Хабаровске продан втихаря?» на сайте «Дебри-ДВ», «Дом прессы в Хабаровске продан жене депутата Госдумы» http://media-day.ru, а также из обращения журналиста Константина Пронякина к премьер-министру России В.Путину.

 

Фактов в них более чем достаточно, чтобы появились ответы на соответствующие вопросы.  Но ни комментариев, ни объяснений не последовало. Молчите Вы? Молчит журналистское сообщество? Создается впечатление, что авторы, скуки ради, раздули из мухи слона. Хотя, спрашивается, зачем им наживать себе врагов. Ведь это только говорится «Попытка не пытка, а спрос не беда»… И все-таки, вопрос журналисты задали: «Кому принадлежит Дом прессы?».

  

Бывший дом прессы в Хабаровске
Бывший дом прессы в Хабаровске
Судя по приведенным в материалах ссылкам на документы, им теперь владеют Ваша жена и дочь? Борис Львович, возможно, Вы незнакомы с этими документами, поэтому хочу некоторые из них процитировать: «Согласно выписке из единого госреестра прав на недвижимое имущество собственников у этого здания, оказывается, было три: сначала домом владел край, потом ОАО «Берилл», а с 16 марта 2009 года - Елена Матвеева – супруга Бориса Резника, депутата Госдумы РФ, председателя совета краевой общественной организации «Международный дом прессы», руководитель Дальневосточного Межрегионального координационного совета «Единая Россия».

 

  

Это особняк, в котором я прописана. п. Ванино
Это особняк, в котором я прописана. п. Ванино
  Борис Львович, согласитесь, речь уже не только о Доме прессы, но и о тех вопросах, которые Вам, как депутату Госдумы - народному избраннику – известны от самого же народа. Думаю, что с различными жалобами к Вам обращаются немало. Но, к жалобам я вернусь чуть позже, а пока продолжу о том, что же за ценность, помимо основного предназначения, бывший Дом прессы и как к этой ценности относятся?

  

Читаю: «В здании 1880 года постройки до 1912 года находился доходный дом Дьяконовых, при Советской власти - филиал Банка внешней торговли, теперь там разместился банк ВТБ-24. Объектом культурного наследия - памятником архитектуры - Международный дом прессы стал в 1993 году, когда особняк поставили на охрану решением малого совета Хабаровского краевого совета народных депутатов. В реестре краевого имущества он находился с 1998 года. И вдруг 11 декабря 2006 года по заказу министерства имущественных отношений края некое агентство юридической экспертизы и оценки имущества ООО «Агентство ХЭО» проводит оценку здания. И выводит совершенно потрясающую оценочную цифру - 12 млн 980 тысяч рублей - это за двухэтажный кирпичный особняк в центре Хабаровска общей площадью 383,8 кв. м. Даже по ценам 2006 года, как говорят риэлторы, она занижена минимум в 5 раз. А максимум - в 10 раз. Кому это было нужно?

 

Итог такой, «…с 24 февраля нынешнего года ОАО «Берилл» ликвидировано. Дом выкупила г-жа Матвеева, как частное лицо - предположительно за те же 12,9 млн руб. А может, и намного дешевле.  Эксперты, которые ведут проверку фактов вывода из краевой собственности памятников архитектуры, говорят: «По такой схеме краевое имущество уплывало в частные руки не раз. Обычно создается некое общество. Потом, в определенный момент, когда край заявляет о своем выходе из ОАО, у второй стороны (соучредителя) всегда есть право вне конкурса купить оставшееся имущество уже не краевого, а неопределенного назначения и по остаточной стоимости, то есть - за сущие копейки».

 

   Борис Львович, так что есть что – или опровергните, или подтвердите. Может, кому-то понадобилось опорочить Вас как известного своими разоблачающими статьями журналиста, или воюющего с коррупцией депутата, вот они и предоставили журналистам не совсем точную информацию? Лично мне, как, вероятно, и большинству журналистов Хабаровского края, пока многое не совсем понятно и только потому, что Вы молчите. Но и не доверять авторам  тоже нет оснований.

  

Вы только почитайте, о чем пишут Ирина Харитонова и Константин Пронякин: «Мы не можем себе позволить купить машину, квартиру, особняк. А кто-то может.

 

   Возможно, Вы от этой действительности сейчас далеки – живете и работаете в Москве, и Вас чаще можно видеть не среди журналистов, а возле губернатора или полпреда. Но факт остается фактом, преимущественное большинство журналистов в крае, особенно молодых, получают небольшую зарплату и живут на съемных квартирах! И надо отдать им должное, они выполняют свой профессиональный долг – своей работой помогают другим, хотя и сами живут не лучше. Вот эту неопровержимую истину и доказывать не надо. Нет, конечно, истории известны и небывалые случаи, когда губернатор дарил журналистам квартиры, но – это, редчайшее исключение из правил. В основном моим коллегам не под силу купить не то, что особняк, но и однокомнатную квартиру. Да что просто журналистам.

  

Я, например, не только пишу, но даже издаю свою собственную газету, но при этом живу в чужой (и с чужой мебелью) разваливающейся квартире. Да, вокруг меня (как и вокруг Вас!) ходит много слухов, якобы за что-то мне подарили квартиру, а за что-то – машину… Борис Львович, но я знаю, кто и зачем намеренно их распространяет, а, главное, мне и доказывать не надо моей непринадлежности к дорогостоящей собственности и недвижимости. Машину, как сожгли, так другой у меня и не было. Прилагаю и фотографии, например, потолков квартиры в доме с дырявой крышей (чтобы ее починили, я добивалась 4 года, за это время потолки разрушились так, что теперь требуются большие вложения в ремонт). Сюда меня вселили временно, после того как 5 лет назад в результате поджога сгорел мой дом.  И до сих пор я и мои дети прописаны в доме, которого нет, чему доказательство наши паспорта – жилье то в районе не строится. А на то, что я зарабатываю, особняк не купишь еще и потому, что расходы по содержанию любой газеты огромные (Вы это должны прекрасно знать).

  

Мало того (а вот тут я хочу вернуться к тоже хорошо Вам известной теме проблем и жалоб от населения),  Вам гораздо проще - Вы как депутат занимаетесь чужими бедами за стабильную зарплату. Я тоже постоянно выезжаю в поселки района – меня приглашают читатели, чтобы поделиться со мной или своей радостью, или бедой. А что такое у нас съездить в поселок, который расположен от райцентра, ну хотя бы в трех-четырех часах? Это потратить почти двое суток (ходит один поезд, и если заедешь, то не сразу выберешься), а, следовательно, и немало денег – на билеты, на проживание, на питание. Случаются и курьезы, ведь что у нас в крае благополучно и безостановочно растет, так это цены. Например, не так давно ездила в поселок Кенада по жалобе. Естественно, предварительно в поселковой администрации проконсультировалась, сколько стоит проживание в гостинице и т.п. А когда приехала, цены, оказывается, уже выше стали, а денег у меня с собой только-только. Спасибо, коллеги, с которыми совместно выезжали, выручили…

 

  К чему я все это и не отклонилась ли от темы – Дом прессы он для журналистов или нет? Это я как раз о жизни этих самых журналистов в провинции. И, безусловно, необходим нам свой Дом прессы, и крайне необходима и требуется активная работа нашего регионального отделения Союза журналистов.

 

Ведь, Борис Львович, обратите внимание, какой вопрос Константин Пронякин, корреспондент газеты «Хабаровский Экспресс», задал по «горячей линии» премьер-министру России: «В нынешнем году в Хабаровске продали памятник архитектуры - Международный дом прессы. А ведь хабаровским журналистам негде даже собраться. Краевое отделение Союза журналистов РФ фактически не работает. Мы все разобщены. Никто не защищает наши права. Как нам быть и что делать?» Вопрос уже не то что актуальный, а настолько назрел, что требует немедленного разрешения. И я бы сказала, правильнее его адресовать Вам, как секретарю и представителю Союза журналистов России в  Хабаровском крае.

  

Спросите журналистов Хабаровского края, когда их последний раз собирали в Доме прессы? Лично мне, за последние 15 лет, посчастливилось побывать в нем трижды. Первый был самый незабываемый – под руководством Сергея Торбина, тогда редактора «Тихоокеанской звезды», в Дом прессы были приглашены редакторы и журналисты края на встречу с московскими коллегами. Интересно, познавательно – впечатления не стерлись из памяти до сих пор! Второй раз мне повезло постоять на крыльце Дома прессы – здесь мы, участники дальневосточного фестиваля СМИ, ожидали подхода автобусов. В третий раз в Доме прессы я впервые увиделась с Еленой Матвеевой, редактором дальневосточных «Известий» (редакция размещается в Доме прессы), когда получала у нее гонорар.

 

Как журналиста я ее не знаю совсем, как делового человека – да. Года четыре назад мне неожиданно поступило предложение подготовить в «Известия» три материала о предприятиях нашего района. Я бралась даже за очень низкооплачиваемую подработку, настолько тяжелейшим было материальное положение. Как и заказывали, со множеством фотографий (разумеется, пришлось опять таки выезжать в поселки) материалы подготовила быстро, выверила и вычитала их у заказчика и перегнала в редакцию «Известий» по электронной почте. Елена Матвеева осталась очень довольна, ведь их редакция самыми минимальными потерями (мне определили гонорар 10 тысяч рублей) заработала почти 300 тысяч рублей. А я не спорила, раз так оценили мой труд, пусть будет хотя бы так, ведь зачастую я делюсь информацией с коллегами из различных СМИ абсолютно бесплатно.

  

Почему сегодня об этом вспомнила? Суммы, которые фигурируют вокруг продажи Дома прессы меня, откровенно говоря, просто шокировали. На фоне того, как живет большинство журналистов, это поистине пир во время чумы. Хотя, не исключаю, что к этому пиру, также как и к покупке Дома прессы, и к миллионам сам Борис Львович Резник и его семья не имеют отношения. Борис Львович, слово за Вами – думаю, журналисты края готовы собраться в Доме прессы, чтобы выслушать Вас и обсудить назревшие проблемы.

 

Татьяна Седых,

редактор газеты «Мое побережье».

п. Ванино, Хабаровский край.