Настоящая «бомба» взорвалась при встрече в Госдуме Президента Венесуэлы, ярого противника Джорджа Буша Уго Чавеса, со спикером Госдумы РФ  Б. Грызловым и депутатами верхней палаты российского парламента.

Эхо этого «взрыва» останется в истории для одних как радость, для других - как урок и пощечина.

«Бомбу» бросил депутат Черепков после того, как затюканные протокольными регламентами, безликие чиновники от «Единой России» сначала дружно проголосовали, запретив, возможно в угоду Бушу, встречу депутатов с героической личностью - Уго Чавесом - в главном зале Госдумы. А затем, обложив депутатов протокольной плесенью, организовали встречу в маленьком зале для горстки избранных, рассадив их, как сажают на горшки в детском саду - строго по своим местам. Не запретили депутатам, к счастью, хотя бы дышать.

Грызлов объявил, что встреча закончилась и первым вышел из помещения, направляясь к выходу со свитой протокольных чиновников.

А Чавес, любимец народа, понимая, что ему не дали нормально поговорить с депутатами, на секунду задержался.

К нему подошел Черепков. Тот самый, которому Грызлов, увидевший, что Черепков первым поднял руку после слов спикера: «У кого будут вопросы к Уго Чавесу?» - дал почему-то спросить Жириновскому, который руку не поднимал.

Так и продержал Черепков руку до конца встречи. И когда больше уже не было желающих задать вопрос, кроме Черепкова, все с интересом ожидали, что Грызлов, наконец, даст и Черепкову слово. Но думцы услышали, как ни странно, что на этом встреча закончилась...

И тогда Черепков шагнул к Чавесу: разрешите Вам преподнести картину? Кое-для кого это была не картина, а шок. Полотно было в свернутом бумажном рулоне, который незаметно для многочисленной охраны и орлиных взглядов протокольных чиновников занес в зал встречи Черепков.

Подлинник же картины остался в вестибюле, волнуя сердца. Ведь на полотне был изображен разъяренный бык с биркой «НАТО», которого смело останавливал тореодор Чавес с обнаженным торсом. Внизу распростерся поверженный Буш...

Итак, Черепков неожиданно развернул рулон. Уставшее от занудных протокольных пыток лицо Чавеса, которые, видимо, достали даже этого, мировой яркости трибуна, резко изменилось.

Стоявший рядом Жириновский был в таком шоке, что на мгновение замолк (а это бывает реже, чем затмения Солнца). Видевший виды Герой Советского Союза генерал-лейтенант Варенников обеими руками схватился за голову, Зюганов ринулся вперед к Чавесу, не понимая еще, что произошло.

Две камеры и пара фоторепортеров (остальную прессу в зал не допустили) заработали с быстротой автомата Калашникова.

Лица Грызлова и протокольных чиновников повторили выражения героев известной всем картины «Не ждали».

А Черепкова, стоявшего рядом с Чавесом, окружили плотным кольцом все присутствующие депутаты, переводчики и охрана, и через несколько секунд все взорвались громким смехом.

А всегда колоритное лицо Чавеса просияло яркой улыбкой, а глаза – блеском! Оторвать его от картины было уже невозможно.

И напрасно почти 25 минут обреченно стоял Грызлов в окружении своих протокольных бодигардов с виновато опущенными глазами в ожидании порки за «не усмотрели». Хотя главный протокольный чиновник, не позволивший перед встречей занести в зал картину, глядя в лицо Черепкову, сказал: «Ну и что будет, если всякий депутат будет дарить Президенту Венесуэлы подарки?».

А Чавес и все, кто его окружали, забыли про запретителей и всецело были поглощены содержанием развернутого бумажного рулона.

Черепков, чью руку уже пожимал Президент Венесуэлы, спросил: «Каким бы хотели Вас видеть Ваши противники, мы знаем. Когда я могу Вам подарить в память о пребывании в России картину, где изображено, каким мы видим Вас и Ваших противников? Поскольку по протоколу нам не только не позволили это сделать сейчас, но даже запретили занести картину в зал?».

«Конечно, сейчас!» - сказал Чавес.

Через мгновение в руках Черепкова было огромное полотно молодого политического художника Андрея Будаева.

Президент заинтересовался художником, рассматривая копии других его работ, где показана историческая роль самого смелого политика планеты. Чавес тут же отдал распоряжение своему послу по организации выставки художника Андрея Будаева в Венесуэле.

И Чавес, и все присутствующие расходились под впечатлением неожиданного для всех памятного и дорогого для Президента и венесуэльского народа подарка.

 

Юрий Светлый,

специально для «Народного вече».