У оскорбившего всех представительниц прекрасного пола Владивостока нравственника и смельчака Задорнова, сравнившего нас с проститутками, манера такая: рубить так рубить правду-матку – за глаза. В самолете по пути в Москву, на заседание в Останкинский суд по моему иску к хамоватому юмористу, попалась мне газета «Московский комсомолец». А там – опус ответчика о Канаде. Правда, осторожненько и пресненько почему-то этот остряк клеймит пороки тамошнего населения.   На сей раз к коренным жителям – индейцам – прицепился моральный санитар. Не понравилось, понимаешь, Задорнову то, что трудится мастер баранки на строго закрепленной за ним корпоративной этикой территории. Надо же, канадскому гражданину нравится такой профессиональный расклад, а прибывшему погостить в чужую страну правдокопателю – нет! Характерно при этом, что творческий словесный яд гордость Первого канала  изливает не в глаза туповатому, с рабской психологией (по Задорнову)  водиле, и даже не в канадской прессе, а в российской газете. Смело, мужественно, очень по-задорновски. Видно, чтоб в лоб томагавком или отравленной стрелой не схлопотать.

 

Похоже, именно в силу подобной отъявленной отваги не объявился в суд Задорнов и по моему иску к нему 15 сентября в Останкинский суд Москвы. Прикрылся  племянником с аналогичной фамилией, да дамой, которой по одеянию до великолепных владивостокских девушек очень далеко!

 

Забегая вперед, сообщу: судья  Екатерина Дорохина, с первых минут раздраженным тоном и бесконечными прерываниями наших пояснений не скрывавшая своей неприязни и ко мне, и к представителю моих интересов юристу Галине Антонец, в итоге отказала в иске, к чему я была готова. Ведь в ответчиках у меня не один несдержанный на язык болтун, а и распространивший пошлятину главный телеканал страны, который рекламирует вождей. И ему в принципе нельзя проигрывать какой-то там правдоискательнице из Владивостока. А то, глядишь, и другие с развитым чувством собственного достоинства тем же путем пойдут. Так и без телевидения страна может остаться, а его самовлюбленный начальник Эрнст без работы, выплачивая по искам…

 

Мотивы отказа привлечь хама и распространившего его оскорбления СМИ к ответу Дорохина не сообщила – обоснование ее решения, как она пообещала, готово будет через пять дней. Жду с нетерпением, чтоб познакомить с ним жительниц Владивостока и обжаловать в вышестоящую инстанцию, вплоть до Европейского суда, если что.

 

Вернусь же к самому заседанию 15 сентября. Задорнов преподнес мне очередной подарок, который тянет на третий иск к нему (второй подготовлен на его лживые и пошлые оценки моей персоны в его Интернет-журнале за то, что я «посмела» обратиться против него за защитой своего доброго имени в суд). Итак, о подарке. Заключительное слово от имени шоумэна зачитал его племянник (увы, подлинник этого «шедевра» я смогу предоставить вниманию жителей Владивостока несколько позже, только после копирования материалов дела и получения решения суда).  Сейчас же поделюсь впечатлениями от услышанного. Оказывается, дядя племянника не появился в суде, поскольку находится с судьбоносной миссией в Германии. Нет, не для того, чтобы обозвать всех девушек Берлина, а с целью провести археологические раскопки и отрыть на ихнем острове типа нашего Буяна славянские корни.

 

Далее спич для суда рисовал позитивный образ ответчика. Нахваливая себя, он не жалел красок – и библиотеки, де, меценат открывает, и диски ветеранам дарит, и даже одной юной писательнице из Владивостока по ее просьбе 100 тысяч рублей на издание книжки подарил, и про папу-писателя не забыл замечательный сын напомнить. Только при чем здесь мой иск и задорновское хамство?

 

А потому что… Дождалась я и о себе. Тут явно на меня, видимо, путинская администрация прошлых лет Задорнову нажаловалась. С особым выражением племянник зачитал очередное «литературное произведение» неугомонного дядюшки.

 

Оказывается, я разнузданно и непотребно вела себя с президентом РФ, задавая ему вопрос на пресс-конференции (о коррупции, - напомню). И, такая-сякая, показала пример другим журналистам, которые тоже стали себе позволять обижать власть (власть, выходит, обижать нельзя, а женщин России – можно).

 

А еще я просто заслушалась, когда Задорнов-младший сообщил мне, что заказала борца со шнягой Задорнова-старшего администрация Приморья (губернатор Дарькин, что ли,  обиделся за супругу Ларису Димитриевну?), в руках которой я тупое орудие. Но и это еще не финиш. Шелестя страницами, представитель и родственник ответчика вновь вылил ушат грязи на жителей Владивостока. И подытожил: даже поэт Евгений Евтушенко прислал Михаилу Николаевичу письмо: мол, держись, Миша, что с этих… возьмешь! Я с тобой!

Кстати, иск к гражданке Арбатовой, которая, жалеючи Задорнова от моих «нападок» и обозвавшая меня в своей статье в Интернете под названием «Смущающая президентов» Моникой Левински (десять раз имела оральный секс с президентом США Клинтоном), а также другими непотребными словами, сдан мною прямо в Москве в Хамовнический суд. Интересно, ее тоже дарькинские заказали?

 

Мария СОЛОВЬЕНКО.

Она же СМУЩАЮЩАЯ ПРЕЗИДЕНТОВ,

она же М.ЛЕВИНСКИ,

она же САМА ПРЕЗИДЕНТ (псевдонимы).

 

Ответчик во всей красе

 

1. До 27 лет был алкоголиком (из автобиографии, размещенной Задорновым в Интернете).

 

2.Состоял в официальном браке, при этом сожительствовал со своим администратором, прижив дочь.

 

3.Обслуживая на теннисном корте Ельцина, выпросил у него квартиру в элитном доме по ул. Осенняя в Москве (из мемуаров главного телохранителя Президента генерала А. Коржакова).

 

4.Прочитал со сцены рассказ писательницы из Израиля, выдав его за свой. Из страха судебных тяжб и финансового наказания до 10 млн. руб. публично покаялся и обещал возместить гонораром...

 

«Народное Вече», № 37

http://www.narodnoeveche.ru/component/newspaper/2010/37/primorye/1435

 

«Перепечатка и цитирование материалов (а также воспроизведение их в Интернете и электронных личных архивах), опубликованных в газете «Народное Вече», допускается только с письменного разрешения Главного редактора».

В Дебри-ДВ: «...Разрешаю до конца 2010 года без сокращений в полном объеме, выставлять заинтересовавшие вас мои материалы. С условием, что с вашего сайта никто их заимствовать не будет, а только читать».

Главный редактор «Народного Вече» Мария Соловьенко.


--------

 

Московский суд не защитил честь женщин Владивостока

 

Останкинский суд Москвы 15 сентября отклонил иск главного редактора владивостокской газеты «Народное вече» Марии Соловьенко о защите чести и достоинства к сатирику Михаилу Задорнову и «Первому каналу»... Журналистку обидела фраза, сказанная артистом на одном из своих концертов о том, что все девушки в этом городе «выглядят как проститутки». Эти слова женщина приняла и на свой счет. Сочтя себя оскорбленной, Соловьенко потребовала взыскать с ответчиков в общей сложности 6 млн рублей. На заседание суда Михаил Задорнов не пришел, прислав вместо себя родного племянника — юриста Алексея Задорнова. Тот передал суду письменные объяснения, из которых следовало, что сатирик в настоящее время находится на съемках документального фильма «о славном прошлом славянских племен» в Германии на острове, известном в России под названием Буян.

 

56-летняя Мария Соловьенко приехала с юристом. Адвокат Галина Антонец рассказала, что поводом для иска послужил концерт Михаила Задорнова, показанный 14 марта этого года по «Первому каналу». Тогда он и произнес фразу, которая не смогла оставить ее доверительницу равнодушной: «Все женщины одеты, ну, как пропиарено в глянцевых модных журналах: то есть, все девушки во Владивостоке выглядят как проститутки. Я в 9 утра вышел из гостиницы и подумал, проститутки возвращаются с работы. Это, оказалось, приличные женщины идут на работу».

 

«Данная фраза была оскорбительно воспринята истицей», — сказала адвокат, добавив, что Мария Соловьенко отнесла ее и на свой счет, поскольку также является жительницей города. Правда, никакого отношения к проституции она не имеет, да и не одевается как женщины легкого поведения. Антонец подчеркнула, что сатирик должен нести ответственность, «вне зависимости, имел ли он прямой умысел или сделал это по неосторожности».

Она отметила также, что статья 23 Конституции России гарантирует каждому гражданину право на доброе имя, а Гражданский кодекс дает возможность защитить в суде достоинство личности, честь и доброе имя.

 

После этого юрист процитировала ряд словарей русского языка (Ушакова, Ефремова и Кузнецова), трактующих обидевшее ее доверительницу слово: «продажный, растленный человек», «беспринципная женщина», «блудница».

 

«Думаю, что после такого анализа этого слова не нужно проводить экспертизу», — сказала Антонец. Она добавила, что ее доверительница является довольно известной фигурой во Владивостоке, возглавляет газету, которая широко распространяется на территории всей страны, а в 2012 году собирается баллотироваться на пост президента России. «Некоторые могут связать с ней это клеймо, которое господин Задорнов поставил на всех женщин Владивостока», — сказала юрист.

 

Адвокат сообщила, что помимо компенсации морального вреда (Соловенко просила взыскать с сатирика 1 млн рублей, а с канала — 5 млн) ее доверительница просит предоставить ей право на ответ в телевизионном эфире. Значительную сумму материальных требований к телевизионщикам юрист объяснила широтой аудитории «Первого канала». По мнению Галины Антонец, прежде чем выдать в эфир запись концерта Задорнова, сотрудники канала могли «отсмотреть и откорректировать» материал, но не сделали этого.

 

Она просила признать оскорбительными распространенные ответчиками сведения. Это вызвало недоумение у судьи Екатерины Дорохиной. «Каким законом предусмотрены такие требования?» — удивилась она. (Дело в том, что закон предусматривает опровержение не соответствующих действительности сведений, — BFM.ru.)

 

Однако юрист была непреклонна. Она признала, что Задорнов высказал личное мнение. А в случае, если субъективное мнение было высказано в оскорбительной форме, на ответчика может быть возложена компенсация вреда, причиненного оскорблением.

 

Смутившая Путина журналистка

 

Свое вступление Мария Соловьенко начала с обращения к судье. Она попросила служительницу Фемиды разговаривать с ней «мягче», чем с ее адвокатом. «Я не могу разговаривать в таком резком тоне. И если можно, не перебивайте меня», — поставила она на место судью.

 

Женщина заявила, что распространенные сатириком сведения, «если не оскорбительны, то порочащие точно». Она рассказала, что всю жизнь честно трудилась. В 11 лет осталась без отца с двумя братьями и сестрой, а за 36 лет работы ни разу не взяла больничный. Оскорбив ее и всех женщин Владивостока, сатирик, вместо того, чтобы извиниться, в своем блоге в «Живом журнале» сочинил «Ответ обиженным и оскорбленным»,  ехидно поинтересовался, как журналистка «будет в доказывать в суде, что она приличная». Там же Задорнов припомнил историю трехлетней давности, когда на пресс-конференции в Москве Мария Соловьенко «попыталась смутить Путина» (журналистка задала тогдашнему главе государства вопрос о коррупции, — BFM.ru ). «Я понимаю, что ей очень хочется стать известной. Видимо, по ее узкоумественному мышлению известной женщина может стать только за счет мужика», — процитировала истица слова сатирика.

 

Иск за сравнение с Моникой Левински

 

Она сообщила, что намерена не только подать второй иск к Михаилу Задорнову, но также предъявить иск к писательнице Марии Арбатовой. Последняя, по словам заявительницы, продолжила затронутую Задорновым тему. В апреле этого года она на своем сайте разместила статью «Смущающая президентов», сравнив ее с Моникой Левински.

«После слов Задорнова вы стали плохо о себе думать?» — спросила истицу судья. На что заявительница призналась, что у нее «появились комплексы»: «Каждый раз, как я одеваюсь, я стала думать: неужели я как проститутка одеваюсь?». Что же касается мнения посторонних людей, то Соловьенко сказала, что оно ей неизвестно. Однако на сайтах, где размещают объявления девушки по вызову, вскоре появилась ее фамилия и информация о стоимости услуг — 1 тысяча рублей.

 

«Я уже второй месяц на больничном.

 

Дело не в деньгах. Ведь кому-то это нужно остановить», — подытожила журналистка.

Выступление юриста «Первого канала» Виктории Воронцовой было кратким. Аргументов было два. Первый — что сатирик высказал личное мнение. Второе — на концерте Задорнов выступал с литературным произведением, которое нельзя проверить на соответствие действительности и которое не могло затронуть честь и достоинство истицы.

 

Туалетная бумага с портретом        

                    

Племянник сатирика не стал повторятся. Вместо этого он зачитал отзыв своего дяди, который поведал, что его концерт был основан на впечатлениях от поездки по стране и по Дальнему востоку. Задорнов обвинил журналистку в самопиаре и рассказал об «антизадорновской» кампании, которая развернулась против него в городе после злополучного концерта: на улицах появились плакаты с его фотографией, в который мог плюнуть любой желающий, даже выпустили туалетную бумага с его изображением.

 

Все это, по мнению Задорнова, как и обращение Соловьенко в суд, было сделано с подачи «губернаторских и губернских правителей», пытавшихся таким образом отвлечь жителей Владивостока от многочисленных проблем, которые он затронул в своем выступлении.

Сатирик рассказал, что на его электронную почту пришло 100 тысяч оскорбительных сообщений. А один из пользователей написал: «Это ваши московские девушки одеваются как наши владивостокские проститутки». «И смех, и грех», — резюмировал сатирик.

 

Для того, чтобы вынести решение, судье потребовалось не более десяти минут. В иске Марии Соловьенко она отказала. Была озвучена только резолютивная часть решения.

 

Женщина не могла скрыть своего негодования. Она заявила, что обязательно обжалует решение в Мосгорсуде, а при необходимости дойдет и до Европейского суда по правам человека. «Ни в одной Европейской стране такое невозможно, — возмущалась, покидая суд журналистка. - Представьте, что бы было в Германии, если бы Ангела Меркель на концерте услышала аналогичные слова про жительниц Германии».

 

По словам Соловьенко, Задорнова спасло то, что свой концерт он давал в Москве, а не во Владивостоке. «Если бы он выступал там, его бы из концертного зала не выпустили и просто бы растерзали», — сказала журналистка.

 

Мария Локотецкая,

«Бизнес ФМ»

.