Продолжение. Начало см. Не рой яму другому

[См. также Никакой ответственности за публикации в Интернете в Хабаровске?]

 

О провокаторах-силовиках, орудующих в интернете против полковника Астафьева и журналиста Соловьенко в пользу рейдеров, контрабандистов и боевиков Первореченского рынка.  12 мая Приморский краевой суд будет рассматривать жалобу полковника Астафьева в части смягчения наказания на приговор Ленинского суда Владивостока, которым он осужден на четыре года колонии. Но трагедия ситуации в том, что сломленный коррупционной машиной, которая в СИЗО сделала все мыслимое и немыслимое, чтобы офицер признался в том, в чем не был виноват, он не имеет теперь права аппелировать к высшей инстанции по существу не правового вердикта. Таков закон. Дикость же этого надуманного преследования следственными органами достойного человека и профессионала с большой буквы сегодня подтверждается тем, что главным обвинителем Астафьева стал тот фигурант, который сам является матерым нарушителем закона, но почему-то долгое время не без помощи правоохранительных структур выходит сухим из мутной воды...

 

Напомню: именно некто Сорокин, фактический хозяин Первореченского рынка Владивостока и гражданин США, проходящий по уголовному делу о контрабанде в особо крупном размере и объявленный в международный розыск, воспользовался моментом и оговорил Астафьева. Сводя с ним давние счеты и опекаемый оборотнями в погонах, выдумал про удар милиционерской ладошкой по его уху (см. Объявленный преступником?).  

 

Я отдаю себе отчет в этом заявлении. И очень надеюсь, что Генеральная прокуратура РФ в рамках вновь открывшихся обстоятельств по фактам моих публикаций проведет, наконец, принципиальную и профессиональную проверку всех материалов уголовного дела по Астафьеву…

 

Из достоверных источников известно: в Приморье оперативно-следственная группа из десятков милиционеров, следователей, сотрудников федеральной службы безопасности сегодня занимается как раз тем, что еще ранее выявил Астафьев в отношении уголовного бизнеса Сорокина и его подельников по Первореченскому рынку. Жаль, что случилось это лишь после того, как криминальный наезд сорокинской братвы произошел в отношении прокурора Владивостока Романченко (компромат в Генеральную прокуратуру и в другие высокие инстанции, клеветнические баннеры по всему городу). Тот самый ранее судимый  Максим Дикий – ранее правая рука Сорокина (как оказалось, он же Максим Васильев, он же Максим Захаренко, он же Максим Сосков), о котором я неоднократно писала как о возможном агенте ФСБ с подложными паспортами и не найденном  городским УВД обидчиком, преследовавшем студентку Е., -  вдруг чудесным образом был истребован из-за границы во Владивосток и дал уже нужные показания в рамках уголовного дела по факту клеветы на прокурора.

 

Больше того, сыщики вышли на боевиков, которые числились в охранниках рынка и проживали на конспиративных квартирах. Ими по указанию хозяев, например, организовывалась слежка за людьми - с помощью подслушивающей аппаратуры, наружного наблюдения.  В рамках обысков на  криминальных хатах изъята порнография,  финансовые документы самого «образцового» рынка столицы Приморья, которым хвастались перед министром МВД Нургалиевым во время его визита во Владивосток. Даже при беглом знакомстве с отчетами стало ясно, какие огромные суммы  уводятся сорокинскими деятелями от налогообложения…

 

Но в этой части моего сериала речь все же пойдет  не о доблестных силовиках, которые, надо же,  защищая честь мундира коллеги Романченко, начали заниматься своими непосредственными  обязанностями, то есть бороться с бандитами, а не с  безвинным полковником Астафьевым. И даже вытащили из пыли архивов непонятно с какой стати приостановленное уголовное дело по сорокинской контрабанде бронированных джипов из Америки. На примере одной следовательницы по особо важным делам  из  прокуратуры и ее милицейских друзей я хочу рассказать о полной профессиональной деформации отдельных представителей силовых органов. И еще о том, как служебный ресурс, доступ к секретным материалам эти, с позволения сказать, борцы с криминалом превратили в плацдарм для сведения счета с коллегой и с честно, бескорыстно выполняющим свой гражданский долг журналистом, то есть автором этих строк.

 

На днях мне позвонила старший помощник прокурора Приморского края, глубоко уважаемый мною человек Ирина Олеговна Номоконова. По поручению своего шефа Ю.П. Хохлова. Сообщила, что Юрий Павлович отреагировал на вторую публикацию цикла «Не рой другому яму» и поручил своей подчиненной г-же Синенко провести проверку по указанному  факту того, почему  мне до сих пор не направлен ответ по существу моего открытого заявления в его адрес с просьбой о возбуждении уголовного дела, когда я после публикации в защиту полковника Астафьева под заголовком «Коррупция расчленит Россию…» была оскорблена в Интернете неким Скорпионом: «Сучка», «Дебилка»…

 

Прошу уважаемых читателей не посчитать эти строчки о себе лично мелочным желанием заботы, с использованием служебного журналистского положения, о своем благополучии. Речь в данной ситуации идет о куда как более серьезных и глобальных вещах. О том, каким страшным оружием может стать правоохранительный статус, если направлен он силовиками  не на служение делу, а на сведение счетов с неугодными людьми, и особенно с теми, кто разглядел подлую, преступную сущность «оборотней».

 

В этой связи будет понятно многое, если я приведу жалобу в адрес прокурора края Ю.П.Хохлова, инициированную запросом И. Номоконовой.  

 

ЖАЛОБА

 

Уважаемый Юрий Павлович! 16.07.2009г. в газете «Народное вече» было опубликовано мое открытое заявление в Ваш адрес с просьбой о привлечении к уголовной ответственности пользователя сети Интернет на форуме сайта www.vlcrime.net Скорпион, который оскорбил меня.

 

По Вашему поручению УВД края была проведена проверка, которой было установлено, что оскорбления в мой адрес были распространены с компьютера, зарегистрированного на Кравченко О.В. - старшего следователя по особо важным делам следственного комитета по Приморскому краю.

 

По непонятной мне причине материалы неправомерно были переданы для дальнейшей проверки участковому Ленинского РОВД Владивостока, который отказал в возбуждении уголовного дела. Данное постановление я обжаловала как незаконное в прокуратуру Ленинского района Владивостока.

 

Постановление было отменено и материалы переданы в краевой следственный комитет.

 

Сначала я давала пояснения следователю отдела по расследованию особо важных дел о преступлениях против ЛИЧНОСТИ. Однако после опубликования статьи «Как один подлый рапорт кучу уголовщины наворотил» (о проблемах ареста полковника Астафьева и рейдерстве), якобы в рамках моего заявления Вам об оскорблении меня через Интернет, как сообщил он мне по телефону, меня пригласил для опроса следователь по расследованию особо важных дел о преступлениях уже против ГОСУДАРСТВЕННОЙ ВЛАСТИ в сфере экономики следственного управления следственного комитета при прокуратуре ПК А. Гуща. На мои неоднократные вопросы он не объяснил мне, почему дело передано ему, о каком преступлении против органов ГОСВЛАСТИ идет речь, и почему он меня не ознакомил с постановлением, на основании которого проверка из преступления против ЛИЧНОСТИ, то есть в отношении меня, да еще и по моему заявлению, переквалифицирована в иное качество.

 

Тем не менее, я вновь добросовестно ответила на все вопросы следователя. От него же, хотя и с большим трудом, мне удалось узнать, что, оказывается, в материалы одной проверки сведены: мое заявление в Ваш адрес об оскорблении меня, публикация «Как один подлый рапорт кучу уголовщины наворотил», направленная в Ваш адрес для проверки и принятия мер (ответ на этот запрос мною до сих пор не получен), рапорт О.В.Кравченко на имя ее руководителя о том, что в статье «Как один подлый рапорт кучу уголовщины наворотил» я якобы оклеветала и оскорбила Кравченко.

 

При этом Гуща пытался задавать мне вопросы не по моему заявлению, а по рапорту Кравченко, отказываясь ознакомить меня с существом ее заявления на меня.

 

Тогда я написала заявление на имя Гущи с просьбой ознакомить меня с материалами проверки, так как он сообщил, что на мое заявление будет отказ в возбуждении уголовного дела даже по факту...

 

Я прекрасно понимаю, что следственным комитетом делалось все, чтобы из заявителя превратить меня в обвиняемую, и таким образом увести от уголовной ответственности Кравченко, с компьютера которой и было совершено преступление против меня.

 

Позже я неоднократно звонила Гуще, он обещал ознакомить меня с отказным материалом, но в итоге так и не позволил сделать мне это, заявив, что материал уже в архиве.

 

Тем не менее, еще при первом опросе Гуща позволил мне переснять экспертные заключения, из которых ясно, что оскорбления в мой адрес были допущены. А вывод эксперта о том, что оскорбления усматриваются, но они выражены в «пристойной форме», не выдерживает никакой критики и заслуживает отдельной жалобы. Оскорбление ведь не обязательно должно быть в нецензурной форме. Прилагаю материал об оскорблении губернатора, которого в Интернете назвали цензурно тварью, и за это получили уголовный срок.

 

Дико читать и объяснение Кравченко, к которой в дом пришли какие-то товарищи, которых она якобы не знает, и именно они работали за ее компьютером.

 

Бездействие соответствующих органов по моему заявлению привело к тому, что поначалу притихшие Кравченко и ее друзья (знаю, кто) вновь стали цеплять меня в Интернете, создали ветку «Кто кормит Машу Соловьенко» (используя милицейские архивные сведения, для которых нужен специальный допуск), чтобы меня дискредитировать как журналиста и как редактора. Почерк на данной ветке некоего Ночного паука - один к одному - почерк Скорпиона-Кравченко.

 

Повторно порошу Вас, уважаемый прокурор, должным образом отреагировать на мое заявление и возбудить по материалам проверки уголовное дело по факту оскорбления меня, тем более что для этого собраны достаточные доказательства. И дать мне ответ по существу моего заявления, а не по рапорту Кравченко, которым она пытается увести себя от ответственности.

 

Также повторно прошу в установленные законом сроки дать мне ответ по существу публикации (по каждому факту) «Как один подлый рапорт...» и статьи «Коррупция расчленит Россию» от 01.07.2009 г. - особенно в части рейдерского захвата предприятий Смосюка, «Некрополя» и роли в этом сотрудников правоохранительных структур.

 

Прилагаю копии документов, которые имеются в материалах проверки. С надеждой на плодотворное сотрудничество,

 

Главный редактор газеты «Народное вече»

Мария Соловьенко. [/b][/i]

 

Мне известно, что в связи с последними нововведениями в стране и чекистские, и милицейские ведомства оснащены новейшей компьютерной техникой. В  силовых структурах созданы  подразделения с большим числом специалистов, которые призваны выявлять инакомыслящих  в сетях Интернета. Но более всего эти подразделения должны, я так думаю, вычислять преступников, заниматься профилактикой настоящих, а не мнимых угроз нашему обществу. Но на поверку получается, что электронное орудие, используемое за счет нас, налогоплательщиков,  поворачивается против правосудия и граждан. И в грязных лапах Скорпионов и Росомах само становится преступлением.

 

Готовя эти заметки, я внимательно проанализировала весь тот злобный бред, который после моих прошлогодних публикаций в защиту Астафьева распространяли в Интернете Скорпион и ее подельники. Вот что по этому поводу написал в газету один из аналитиков:

 

Предварительный анализ материалов на форуме vl.crime.net показывает, что пользователи под никами  rosomaxa и scorpion имеют между собой много общего и, если это и не один человек, то двое (Саркисов-Васильченко?), нередко выходящие в Интернет с одного и того же компьютера. Так, на ветке Re: арест Астафьева совпали их IP адреса 78.24.226; 93.88.1; 80.243.65; 78.24.225 (rosomaxa здесь совпала в ветке Re: Ой, как интересно См. стр. 35 – 29.06.). Всего же rosomaxa  использовала по меньшей мере 7 IP адресов (помимо упомянутых, также 78.24.224, 78.24.227). skorpion  использовал также IP адреса 93.88.3; 93.88.4; 89.107.81.

 

Также интересно, что с одного и того же компьютера с одним и тем же IP адресом 86.102.45… на форуме отметились пользователи с никами: примкрайисполком, попель, куц, hui, h.

 

Все это говорит о том, что форум используется, помимо прочих пользователей, узким кругом лиц в целях сознательной дезинформации и клеветы, негативного информационного воздействия.

 

Чудовищно, не правда ли?  Использовать силовиками форум «в целях сознательной дезинформации и клеветы, негативного информационного воздействия». Еще более чудовищнее то, что тот же Скорпион-Кравченко, имеющая допуск к государственной тайне по форме № 3 (черт его знает, что это такое. Но, наверное, очень серьезно. И наказуемо, если что разболтает), не стесняется выдавать на форуме такие подробности из служебных материалов при попытке дискредитировать и оклеветать того же Астафьева,  что невольно задаешься вопросом: а на какую мельницу льет воду эта тетенька?  

 

Пройдитесь с помощью своих технически и юридически грамотных, честных помощников по интернет-сайтам, господин краевой прокурор, в рамках травли полковника Астафьева – копии материалов Скорпиона и его близнецов-братьев могу предоставить в Ваше распоряжение, если что. И вы поймете, как загнила подведомственная Вам следственная вертикаль, подсевшая на пустопорожний, провокационный треп на форумах. Несомненно, увидят Ваши специалисты, не озабоченные зачисткой запятнанных мундиров своих приятелей, подобно следователю Гуще, как отдельные спецы борются не с коррупцией и рейдерами, а, наоборот, оберегают преступный мир от «наездов» тех, кто пытается вывести махровую  преступную мразь, подкупающую всех и вся, на чистую воду.

 

Мне известно, что следователь Кравченко давно и плотно дружит с сотрудниками милиции Васильченко и Саркисовым, в отношении которых у меня также есть предположения, что и они причастны к интернет-инсинуациям в мой адрес и в адрес полковника Астафьева.  

 

Им есть за что меня оскорблять и запугивать. Ведь ранее я в своей публикации прямо указала на  пособничество того же Васильченко рейдерам при переделе похоронного предприятия «Некрополь» и ряда других жирных кусков. К сожалению, до сих пор эти эпизоды должной оценки со стороны прокуратуры не получили. Знаю я и то, что следователь Гуща ранее работал в милиции, и тоже очень крепко, сидя через кабинет, сблизился с вышеназванными милиционерами. Ну, разве мог он возбудить уголовное дело в отношении своих товарищей по факту электронного оскорбления  какой-то там журналистки?

 

Если бы сегодня меня спросили о ключевом слове, без которого задыхается Россия, я бы назвала: «Справедливость». Утратившие стыд, совесть, даже маломальские нравственные ориентиры вершители наших судеб, которые могут безвинного отправить на нары, должны быть не только изгнаны из правоохранительных органов, но и привлечены к ответственности за свои «непарламентские» деяния. Вот только кто на это способен,  когда даже те, кому доверено вести расследование особо важных уголовных дел, сами погрязли в криминальных историях?

 

Мария Соловьенко,

«Народное вече», № 17.