Криминальное банкротство – это разновидность экономической преступности

 

А. Астафьев
А. Астафьев

Существенную криминогенную роль в развитии криминального банкротства играет коррупция.  Материалы многочисленных опросов граждан России свидетельствуют, что свыше 90% анкетируемых считают, что чиновники, пришедшие во власть, решают проблемы тех, кто привел их к власти и платит им деньги (лоббистов), а также отстаивают интересы свои и близких родственников.  Криминальное банкротство не только стало самостоятельным видом бизнеса в России, но и породило другой вид общественно опасной экономической деятельности – рейдерство...

 

Вопрос защиты от новых рейдеров в США ставится довольно остро, однако у участников есть готовый арсенал методов – ужесточение внутрикорпоративной дисциплины и противостояние попыткам передать больше полномочий по управлению компанией на уровень акционеров...  Рынок корпоративного контроля в США регулируется Законом Уильямса (Wiliams Act) – специальным нормативным актом, принятым в 1968 году. К сожалению, в России такими превентивными мерами дело не ограничится.

 

До настоящего времени антирейдерский закон не вынесен на обсуждение Государственной Думы и не изменил своего статуса законодательной инициативы. Вопрос об урегулировании проблемы уголовно-правовыми средствами остается открытым.

Вместе с тем законодателями готовится «антирейдерский пакет», который вводит в корпоративное законодательство нормы, влекущие ответственность за злоупотребление правом. Вносятся поправки в Уголовный кодекс. Так, в статью 159 Уголовного кодекса (мошенничество) планируется добавить пункт о деянии, «совершенном в отношении юридического лица, связанном с приобретением/установлением контроля над ним и его активами». Наказание – до 8 лет лишения свободы. За подделку документов с целью захвата предприятия предлагается наказывать заключением на срок до 10 лет. Само же рейдерство приравнивается к разбою и сможет повлечь за собой наказание до 20 лет лишения свободы.

 

Отдельно разработчики закона отметили сотрудничающих с захватчиками судей, определив для них наказание в виде 10 лет колонии. Правда, продажные судьи – лишь одно из звеньев рейдерства. В схему сплошь и рядом оказываются втянутыми и другие правоохранительные ведомства.

 

Таким образом, постепенно вырабатываются механизмы корпоративного законодательства, внедряется зарубежный опыт корпоративного регулирования с учетом национальных особенностей развития корпоративного права.

 

На мой взгляд, необходим более подробный анализ законодательства других стран, сопоставление его с действующим в России корпоративным законодательством и создание собственных комплексных уголовно-правовых норм, направленных на защиту корпоративных отношений и противодействие незаконным захватам имущественных комплексов юридических лиц.

 

Особую значимость в противодействии рейдерству должны играть общественные институты, обеспечивающие формирование нетерпимого отношения граждан нашей страны к коррупции как основе, на которой базируется рейдерство.

 

Для борьбы с рейдерами создается Всероссийская антирейдерская лига, целью которой является содействие федеральным органам в борьбе с данным явлением. Членами лиги должны стать юристы, депутаты, журналисты и предприниматели, единой задачей которых будет выявление и экспертиза случаев рейдерских атак. Участники лиги будут также консультировать предпринимателей по вопросам противодействия незаконным захватам собственности. На многие противоправные деяния у государства и общества есть немалый арсенал средств адекватного ответа. Таким путем при участии не только правоохранительных органов, но и общественных организаций и других институтов гражданского общества может быть повержено явление рейдерства, и очищен от криминала сектор слияний и поглощений, несущий в себе позитивную для экономики функцию.

 

В последнее десятилетие Российское государство предпринимает адекватные меры в борьбе с организованной преступностью, правоохранительные органы активно противодействуют рейдерству.

 

По материалам уголовной статистики, в 2003-2008 годах последовательно нарастало общее число зарегистрированных общественно-опасных видов преступлений, тесно связанных с рейдерскими захватами, как бандитизм, организация и участие в преступном сообществе (преступной организации). В 2005-2008 гг. оно превышало показатель 2000 г.

Материалы уголовной статистики за 2003-2008 годы свидетельствуют о постоянной динамике роста преступлений, совершенных организованными группами и преступными сообществами и, прежде всего, в сфере экономики. За шесть последних лет количество зарегистрированных преступлений возросло более чем на треть.

 

Указанные в таблице категории преступлений тесно связаны с рейдерством. Учитывая двукратное увеличение зарегистрированных преступлений экономической направленности, при значительном увеличении соответствующих преступлений, совершавшихся в составе организованных групп и преступных сообществ с коррумпированными связями, совершенных должностными лицами и против правосудия, можно утверждать, что и количество рейдерских захватов увеличилось, соответственно, не менее, чем вдвое. Исходя из этого, очевидна роль правоохранительных органов как основного фактора противодействия данным негативным тенденциям.

Анализ уголовных дел и судебной практики показывает, что все большее число вооруженных устойчивых групп от нападений на граждан и организации переходят к многоаспектной преступной деятельности, приобретают черты преступного сообщества (преступной организации).

 

Число зарегистрированных фактов организации, участия в преступном сообществе (преступной организации) составило в 2006 – 255, в 2007 – 274, в 2008 -  185.

В 2006 г. было направлено в суд дел в отношении 29 882 преступлений, совершенных в составе организованных групп или преступных сообществ, в 2007 г. - 34 964, в 2008 – 36 473.

 

Более 50% всех зарегистрированных преступлений, совершенных такими формированиями в 2008 г., составляют преступления экономической направленности.

Общее число зарегистрированных преступлений, совершенных участниками организованных преступных формирований (ОПФ), самым большим за последние пять лет было в 2008 году.

 

В целом латентность организации, участие в организованных преступных формированиях является все еще значительной. Указанные факты отражаются в уголовной статистике только после завершения предварительного следствия. Далеко не все организаторы и участники организованных преступных формирований выявлялись, а тем более осуждались. Фактически в организованной преступной деятельности задействовано весьма значительное количество лиц.

 

Прирост числа зарегистрированных преступлений, совершенных участниками организованных преступных формирований, произошел в основном за счет увеличения количества совершенных ими преступлений экономической направленности, в том числе при совершении рейдерских захватов.

 

Регистрируемая преступная деятельность организованных преступных формирований в сфере экономики все более сосредотачивается в финансовом секторе. Из 3451 участника ОПФ, совершавших преступления экономической направленности, у более трети деяния были связаны с финансовой деятельностью (1298), причем преимущественно - с кредитно-финансовой системой (1082). Аналогичные данные за 2006 год соответственно составляли 3427, 1053 и 451.

 

Почти удвоилось число выявленных участников организованных преступных формирований, совершавших экономические преступления в сфере внешнеэкономической деятельности (2007 г. - 166, 2006 г. - 98).

 

На треть возросло число тех, кто изготавливал или сбывал поддельные деньги, ценные бумаги, кредитные, расчетные карты, иные платежные документы (2007 г. - 245, 2006 г. - 327). Такая деятельность связана со специфическим криминальным профессионализмом, как и деятельность мошенников - участников организованных преступных формирований, число которых оставалось стабильно высоким (2007 г. - 1600, 2006 г. - 1595).

Резко возросло в 2007 г. число преступлений должностных лиц, которые их совершали в составе организованных групп или преступных сообществ (преступных организаций): 2007 год - 2235 (2006 г. - 1288).

 

При этом увеличивалось количество соответствующих преступлений, совершавшихся в составе ОПФ с коррумпированными связями (2007 г. - 769, 2006 г. - 528).

 

В 2007 г. по сравнению с 2006 г. значительно чаще регистрировались преступления, совершавшиеся в составе ОПФ при наличии международных связей организованных преступников (2007 г. - 495, 2006 г. - 379). Особенно резко возросло число преступлений соответствующих лиц с международными связями с «дальним зарубежьем» - субъектами не из стран-участниц СНГ и Балтии (139 и 9) .

 

По данным исследований Института Прокуратуры СССР, в 60-70 годы 20-го века в нашей стране увеличивался удельный вес преступлений в сфере экономики, в 80-х годах примерно на 4 % всех расхитителей, совершавших хищения в особо крупных размерах, приходилось более половины суммы похищенного.

 

Учитывая латентность преступлений, связанных с рейдерскими захватами и их количество в общем массиве от регистрируемых в 2003-2009 годах, ежегодно в России, в среднем, из около 0,5 миллиона преступлений экономической направленности на долю рейдеров (примерно 2% от всех расхитителей) приходится свыше 90% причиненного собственникам, в т.ч. государству, ущерба.

 

Анализ уголовной статистики за последние шесть лет подтверждает постоянную динамику роста преступлений, совершаемых организованными группами, связанных с рейдерскими захватами. При сохранении стабильного количества преступлений общеуголовной направленности (убийства, похищения человека, незаконное лишение свободы, вымогательства, бандитизм) происходит двукратный рост преступлений экономической направленности и пятикратный - в организации преступного сообщества, а также в сфере борьбы с коррупцией. Правоприменительная практика в сфере рейдерства подтверждает выводы о качественных изменениях организованной преступности России в рассматриваемый период.

 

ОСОБУЮ ТРЕВОГУ ВЫЗЫВАЮТ ФАКТЫ КОРРУПЦИИ В ПРАВООХРАНИТЕЛЬНЫХ ОРГАНАХ, ПРИЗВАННЫХ ПРОТИВОДЕЙСТВОВАТЬ ЭТИМ ЯВЛЕНИЯМ, А ТАКЖЕ РЕЙДЕРСТВУ, КАК ОДНОМУ ИЗ НАИБОЛЕЕ ОПАСНЫХ ПРОЯВЛЕНИЙ ОРГАНИЗОВАННОЙ ПРЕСТУПНОСТИ. КОРРУМПИРОВАННОСТЬ ГОСУДАРСТВЕННОГО АППАРАТА И ПРАВООХРАНИТЕЛЬНЫХ ОРГАНОВ, УПРАВЛЕНЧЕСКОГО ЗВЕНА В ЭКОНОМИКЕ ЯВЛЯЕТСЯ СЕРЬЕЗНЫМ КРИМИНОГЕННЫМ ФАКТОРОМ.

 

Определить, на какой стороне правоохранительные органы, не всегда легко. Так как грань, за которой проявляется рейдерство, не вполне очевидна, то не всегда ясно, на каком этапе правоохранительные органы участвуют в этом процессе.

 

Силовые органы могут быть органами захвата. Но поскольку у нас существует острая конкуренция между разными ведомствами и внутри отдельных ведомств, то, соответственно, одна силовая организация осуществляет захват, а другая с этим борется. Происходит просто корпоративная борьба, продиктованная желанием перехватить добычу, а не борьба от имени закона и с целью выполнения закона.

 

Правоохранительные органы все чаще выступают на стороне рейдеров, что, безусловно, сводит борьбу с рейдерством на нет. Хорошая рейдерская группа «крышуется» многослойно: у нее свои люди в прокуратуре, в суде, в МВД и ФСБ. Правоохранительные органы, с одной стороны, сами участвуют. Но, с другой стороны, когда они начинают вмешиваться, то им дают «по рукам», потому что за крупными захватами часто стоят облаченные властью люди. Поэтому сегодня правоохранительные органы занимают либо позиции наблюдателя, либо позиции участника рейдерского захвата. И очень редко они занимают позицию структуры, которая прекращает подобные противоправные деяния.

Реально у правоохранительных органов более широкие возможности для осуществления рейдерских операций по заказу. Они могут происходить на основе оперативно-розыскной деятельности, которую регулирует одноименный закон.

 

На данный момент установился некий баланс между правоохранительными силовыми органами и преступными группировками (которые давно легализованы). Стабильность не предполагает нарушение этого баланса. Но если власть на это пойдет, если неформальные структуры будут оттеснены, то может быть спровоцирована новая волна перераспределения.

 

Конечно, есть нормальные руководители, есть честные судьи, есть неподкупные прокуроры. Но, к сожалению, мы сталкиваемся чаще с деятельностью их антиподов.

Практический опыт показал, что правоохранительные органы могут противодействовать рейдерству, но только если на них сильно надавит руководство. Иначе правоохранительные органы занимают позицию невмешательства в спор хозяйствующих субъектов. Формально они устраняются от разбирательств, перекладывают ответственность на суды. А судебные решения не всегда эффективны, часто это потеря времени: пока суд пытается решить вопросы законными способами, собственность перепродается несколько раз. В итоге собственником становится добросовестный приобретатель, и уже ничего сделать нельзя. То есть, если первый собственник выигрывает судебный процесс против рейдеров, то к этому моменту выясняется, что у него во владении кроме печати и бланка уже ничего не осталось.

 

Однако, если посмотреть статистику, то роль правоохранительных органов выясняется сама собой. В 2004-2006 годах по итогам рейдерских захватов Следственным комитетом МВД России возбуждено 871 уголовное дело. Не менее внушительна экспертная оценка стоимости конфликтных активов: 7 миллиардов долларов. Только за первое полугодие 2007 года ГУВД Москвы зарегистрировало 857 обращений о попытках незаконного передела собственности.

 

Следственный комитет при МВД России по фактам незаконных захватов в 2005 году возбудил порядка 350 дел, в 63 случаях в возбуждении было отказано, 53 дела получили продолжение. А из тех дел, которые дошли до суда, обвинительных приговоров было вынесено только по 11 делам. Это происходит как раз потому, что рейдеры тесно связаны с правоохранительными органами, и находятся люди, которые готовы «погасить» возбужденное дело. Следователи же оправдывают такую статистику тем, что, по их словам, слаба доказательная база, мало следственных материалов, мало оснований, что необходимо вносить поправки в законы и т.д.

 

При расследовании уголовных дел, связанных с рейдерством, следует учитывать сложившуюся реальность - следственный аппарат сам по себе слабый: люди старой закалки ушли, пришли молодые люди. Но они часто верно служат тем структурам, которые их вырастили и продвинули. Они работают или в милиции в качестве информаторов, или в прокуратуре в качестве защитников (могут отвергнуть или не возбуждать дело). Возможны разные коллизии, когда везде расставлены свои люди. При рейдерском захвате свои люди все сделают: и чтобы следствие было неквалифицированным, и чтобы оно было долгим. УЧЕНЫЕ ПРОГНОЗИРУЮТ, ЧТО ДО ТЕХ ПОР, ПОКА БИЗНЕС ПО ПЕРЕДЕЛУ СОБСТВЕННОСТИ БУДЕТ ПРИНОСИТЬ БОЛЬШУЮ, ЧЕМ ЭФФЕКТИВНОЕ ИСПОЛЬЗОВАНИЕ ИМЕЮЩЕГОСЯ КАПИТАЛА ПРИБЫЛЬ, КРИМИНАЛЬНОЕ РЕЙДЕРСТВО НЕУСТРАНИМО.

 

В последнее время набирает силу тенденция тотального использования обеими сторонами корпоративного конфликта, противоправных действий и уголовно-правового ресурса. Апелляция к коррумпированным представителям правоохранительных органов и суда стала одной из доминирующих проблем на рынке. Если совсем недавно правоохранители выступали как подрядчики по коррумпированному заказу коммерческих лиц, то за последние три года нарастает тенденция выступления  правоохранительных органов как самостоятельной стороны конфликта, имеющей свой корыстный интерес, отличный от сторон – участников корпоративного конфликта.

 

Практикуются «заказные» и «инициативные» проверки предприятий в целях получения хозяйственных документов, позволяющих выяснить пригодность объекта для рейдерства и общего давления на собственника бизнеса, заведения уголовных дел против менеджмента, который, как правило, у нас является и контролирующим акционером.

Что бы ни говорили о многочисленных злоупотреблениях в правоохранительных органах, про «разворачивающиеся» уголовные дела, волокиту и прочие недостатки в их работе, практический опыт многократно убеждает в том, что хорошее уголовное дело, возбужденное по факту захвата, способно принести значительную пользу обороняющейся стороне.

 

Во-первых, сам факт возбуждения дела беспокоит рейдеров, теперь они вряд ли пойдут на серьезные нарушения закона.

 

Во-вторых, следователь имеет право принять меры к защите активов: похищенных акций, недвижимости и т.п.

 

В-третьих, вызовы на допросы отвлекают рейдеров от работы.

 

В-четвертых, в рамках уголовного дела расширяется круг обстоятельств захвата, которые могут быть изучены.

 

Перечень этих положительных моментов можно продолжать.

 

Поэтому при первых признаках нарушения законодательства при корпоративном захвате необходимо обращаться в правоохранительные органы. При этом не стоит тешить себя иллюзией, что такое дело очень легко возбудить. Скорее всего, агрессоры будут оказывать в этом яростное сопротивление. Им тоже не хочется за решетку.

 

(Продолжение следует).

--------

 

См. также: «Вашингтон пост» об аресте Астафьева

------

 

Борьба с коррупцией в России – это преступление…

К такому выводу приходишь, анализируя ситуацию вокруг ареста честного полковника Астафьева...

 

Главному редактору

Газеты «Народное вече» М.Д. Соловьенко

 

Здравствуйте, Мария Дмитриевна! Копался в своих архивах и нашел сразу несколько  материалов, проливающих дополнительный  свет на происходящее вообще, и с Астафьевым в частности. Это высказывания ученых-экономистов, политологов, социологов, журналистов. Все сходятся в одном - произошло перерождение российского государства, его узурпация подонками всех мастей. Поэтому дело Астафьева - не отклонение, а уже вполне обычная практика в рамках нашего госмутанта.

Вспоминается   вопрос из «Белого солнца пустыни»: тебя сразу убить или желаешь помучиться?

 

Виталий Номаконов, профессор ДВГУ,

руководитель Центра по изучению оргпреступности.

-------

 

В. Лоскутов. Постсоветский тоталитаризм

 

Существуют два противоположных способа соединения гражданина, общества и государства в единое целое. Тоталитаризм – отчуждение. Гражданское общество – гармоничное единство на основе баланса интересов.

 

В современной России с коррупцией уже поздно бороться. Коррупция – объективный закон «развития» тоталитаризма. Итог: государство превратилось в основной источник коррупции.

 

Партия власти и тоталитарное мировоззрение – сущностно связанные явления. Эта форма самоорганизации власти принципиально опасна для общества...

 

«Народное вече», 05.08.09.